Бесконечное чудо Шаолиня

Наталья Прокопович /журнал "Москва сегодня и завтра", №3 2009г. /

Они могут, упершись
горлом в острие,
согнуть стальное копье.
Перерубить дерево
ребром ладони и пальцами
сорвать с него толстую кору. Размолоть
гранит в песок без видимых усилий...

Им под силу часами висеть в петле, не задыхаясь. В совершенстве овладев «движением гусеницы», лазать по стене с помощью мышц спины. Искусством легких шагов называют они хождение по тончайшим фарфоровым чашечкам. Такие чудеса демонстрируют китайские монахи, великие мастера Шаолиня, владеющие практиками кунфу, цигун и тай-чжи.
Овладеть этими духовными и физическими дисциплинами можно и в Москве, в Центре изучения традиционного боевого искусства Шаолиньского монастыря - единственном в России официальном представительстве Шаолиня. С выходом на экраны в 1982 году фильма «Монастырь Шаолинь» он приобрел всемирную известность. А история монастыря и боевых искусств, в нем практикуемых, уходит в непроглядную толщу тысячелетий.

Монах на тропе войны

«Все боевые искусства Поднебесной вышли из Шаолиньского монастыря», - утверждает китайская поговорка. Практически все книги по кунфу, будь то китайские или европейские, начинают свой рассказ именно с этой монашеской обители, окутанной ореолом тайн и легенд. Шаолиньские монахи научили своему боевому искусству сотни мирян, которые понесли это удивительное знание по всему Китаю. Дол-    к гое время монастыри считались оптимальным местом для занятий боевыми искусствами. Контингент монахов был постоянен, они могли совершенствоваться в боевом искусстве десятки лет. Этому способствовал особый    ' монастырский уклад со строгой дисциплиной, продуманным рационом питания и распорядков дня. Монастырь формировал и особый духовный климат.

Шаолиньский монастырь, которому более 1500 лет, прославился не только как колыбель боевых искусств, но и как святыня дзэн-буддизма Китая.

В 495 году индийский монах Бато приехал в Китай и снискал уважение китайского императора Сяовэня. Император приказал построить на горе Суншань монастырь и подарил его буддийскому монаху. Это и был Шаолинь. Монастырь провозгласили форпостом новой религии. Благодаря усилиям Бато она быстро распространилась в Китае, а Шаолинь стал буддийской святыней.

30 лет спустя другой индийский учитель приехал сюда, и вновь слава монастыря Шаолинь засияла в Поднебесной. Этого индийского монаха звали Дамо.Он считается основателем знаменитого шаолиньского ушу. Дамо был приглашен в Китай для религиозной проповеди императором У-ди. Однако императору не понравилась буддийская теория Дамо, и монах удалился в Шаолиньский монастырь. Его так поразила слабость и болезненность обитающих там монахов, что Дамо надолго уединился для обдумывания путей решения этой проблемы. Появившись после девяти лет затворничества, он представил два трактата со сводом упражнений для укрепления тщедушных тел монахов. Те вскоре обнаружили, что упражнения не только укрепляют их здоровье, но и развивают физическую силу. Когда тренировка была объединена с практикой боевых искусств, она позволила намного повысить эффективность боевых техник. Это стало новым шагом в развитии китайских боевых искусств. В те времена обучение монахов боевым искусствам было необходимой мерой для защиты собственности монастыря от посягательств бандитов. Монахи - мастера боевых искусств назывались «монахи-солдаты» - сэнбин. - В их обязанности, кроме изучения буддизма, входило обучение боевым искусствам для защиты собственности Шаолиньского монастыря. Так, на законных основаниях монастырь обзавелся своей собственной школой боевых искусств, и при этом накапливал воинские знания и навыки из внешнего мира.

 

СКАЗКА В СТИЛЕ КУНФУ
Каким дисциплинам обучаются ученики Центра изучения традиционного боевого искусства Шаолиньского монастыря? Об этом и о многом другом рассказал ведущий инструктор центра Вячеслав РОГОВ, в буддистской традиции именуемый мастером Ши Янвэй. Перечисление техник, которыми владеет Вячеслав Михайлович, звучит как волшебная музыка: практика с веером, цигун, тай-чжи чуань стиль Ян, шаолиньское ушу. Он - ученик настоятеля Суншанского Шаолиньского монастыря мастера Ши Юнсина.

- Мы преподаем не только физическую сторону боевых искусств, но в первую очередь уделяем внимание их философии. В Китае одно без другого непредставимо, только в симбиозе теории и духовной практики возможен необходимый результат. Мы не только учим ребят и взрослых владеть своим телом. Детям мы прививаем уважение к старшим, к наставнику. Боевые практики на Востоке неотделимы от творческих. Наши ученики занимаются рисованием, звукодвигательной практикой, танцами, другими дисциплинами, сопутствующими физическому развитию. Мы с интересом и вниманием изучаем восточные традиции. Наши инструкторы регулярно ездят на практику в Шаолиньский монастырь. Требования, предъявляемые к ним, жесткие. Они ведут образ жизни, сравнимый с тем, которого придерживаются шаолиньские монахи. Взяв определенное количество обетов, соблюдают их, ведут здоровый образ жизни - не курят, не пьют, не сквернословят, не едят убиенной пищи. Именно так относятся к питанию и другим сторонам жизни в Шаолиньском монастыре. Нашему центру почти десять лет, группы тренируют более двадцати инструкторов, воспитанных в его стенах. Очень важно, у какого учителя занимается человек, ведь личность наставника проецируется на ученика. Занятия у нас недорогие, они для наших инструкторов - душевное и духовное хобби. Кроме регулярных тренировок, проводим фестивали боевых искусств, куда приглашаем представителей разных школ показать свое мастерство, устраиваем детские праздники. На китайский Новый год поставили сказку в стиле кунфу с участием детей, их родителей и инструкторов. У нас практикуются чайные церемонии в китайской традиции. Мы занимаемся со всеми, кто к нам приходит, вне зависимости от того, как давно начался курс занятий. Считаем, если человек пришел, значит, Бог его привел. У тех, кто обучается в нашем центре, есть уникальная возможность отправиться в Шаолиньский монастырь, чтобы воочию увидеть чудеса боевых искусств. В мире лишь три Шаолиньских центра, подобных московскому - в Гонконге, США и Германии. Сейчас один из наших учеников на год отправился в Шаолинь, учиться в монастырской общеобразовательной школе.

Кодекс чести

За полтора тысячелетия Шаолинь пережил многое. В 1928 году монастырь почти полностью был уничтожен пожаром, продолжавшимся 45 дней. Многие павильоны, пагоды, беседки, а главное - буддийские книги - сгорели дотла. Но, как мифическая птица феникс, Шаолинь каждый раз возрождался из пепла, доказывая торжество вечной идеи гармонии духа и тела. В современном мире велик интерес к Шаолиньскому монастырю, немало приверженцев его идей живут в разных концах планеты. А боевое искусство кунфу всегда вызывало жгучий интерес и желание овладеть его секретами. Вокруг Шаолиньского монастыря расположено более 30 школ, где учатся свыше 80 тыс. китайских детей, прибывших сюда со всей страны. Монастырь не может вместить всех желающих обучаться.

Московский Центр изучения традиционного боевого искусства Шаолиньского монастыря возник в 1999 году. Здесь не только преподают боевые искусства Шаолиня, но и знакомят посетителей, среди которых много детей, с традиционной китайской культурой, осуществляют культурный и туристский обмен. Многие ученики центра уже побывали на стажировке в монастыре и смогли поучиться у монахов секретам гармонии духа и тела. В московском центре занимаются исследованиями психофизической подготовки мастеров боевых искусств, разрабатывают кодекс мастеров с учетом традиций народов России, осваивают оздоровительные системы Шаолиньского монастыря.

Его настоятель мастер Ши Юнсин направил в центр с просветительской миссией уже второго монаха. Мастер Ши Янбин, владеющий всеми видами шаолиньского оружия, практикующий цигун и тай-чжи чуань, передает в центре древние секреты мастерства всем желающим прикоснуться к шаолиньской тайне, объясняет идеи Шаолиня. Какую дисциплину или духовную практику стоит выбрать для освоения? Вопрос непростой, для начала стоит более пристально разобраться, что же представляет собой тот или иной вид физических или боевых занятий.

Дракон оглядывается назад

...От храма к храму, от алтаря к алтарю шел по Суншаньским горам маленький тощий человек - шаолиньский монах. За плечами у него была котомка, а в руке - длинный шест. Он помогал монаху переправляться через ручьи, взбираться по горным тропам. Путь проповедника буддизма часто лежал в безлюдных диких местах, полных хищников и разбойников. Традиция запрещала монахам иметь при себе оружие. Но что считать оружием? Монашеским посохом легко можно было при необходимости и череп проломить. Когда нужно было постоять за себя, монахи Шаолиня, будучи натурами утонченными, не просто крушили врагам ребра. Возникла целая наука владения этими шестами гунь-шу - работа с посохом. Шест превращался в искусных руках то в копье, то в щит, то в палицу. Гунь устрашающе вращали над головой, со свистом рассекая воздух, или прятали за спину, чтобы неожиданно выхватить и с быстротой кобры нанести удар. История хранит примеры, когда отряд монахов, вооруженных только шестами, обратил в бегство регулярные войска и даже императорскую гвардию, закованную в броню. С формальной точки зрения монашеский посох - шест Гунь - не является ни холодным, ни огнестрельным оружием, но при этом способен стать эффективным средством самообороны. В Шаолиньском монастыре изготовление шеста - целый ритуал, к тому же не быстрый. Сначала цельный ствол молодого дерева очищают от коры, потом вымачивают в специальном растворе и сушат, подвесив на конце груз, после покрывают лаком. Только тогда посох станет легким, прочным и, главное, упругим, что отличает его от палки - японского Во. Система оружия в Шаолине - сплошная экзотика для европейца. Есть, например, даже палка Э ча, названная так по имени чертенка. Все это традиционное оружие. А есть еще тайное, которым у мастера может стать практически любой предмет. Например, палочки для еды, монашеские тапочки, мокрая тряпка, мухобойка. Однако главное в шаолиньском боевом искусстве ушу - не оружие. Главным остается боевая позиция - «шаг лошади», «шаг лучника», «пустой шаг», «шаг слуги»... Ушу основано на подражании движениям животных. Так, задний прямой удар пяткой применяется в схватке с противником, который находится сзади. Прием называется «дракон оглядывается назад». Конечно, ушу немыслимо без дыхательной гимнастики, умения сосредоточить в нужный момент всю физическую и духовную энергию, умения медитировать и самосовершенствоваться, полного единения с природой и самим собой.

Веер богини ветра

Практика тай-чжи чуань известна и как психосоматическая дисциплина, и как метод ведения рукопашного боя. Она способна устранять болезни и продлевать жизнь. Практикуя эту дисциплину, можно приобрести способность контролировать действия других людей, успокоить свой ум, напоить тело живительной силой, установить контроль над дыханием, упорядочить свою энергию и достигнуть небывалой духовной мощи. Выполняя движения Тай-чжи, физическое тело приобретает гибкость и несокрушимую твердость. Стабилизируется вестибулярный аппарат и нормализуется кровяное давление.

Тай-чжи может исцелять даже тех, от кого отвернулась официальная медицина, и помогать тем, кто ищет путь развития и совершенствования. Очень красивые и уточенные занятия тай-чжи чуань - комплекс с веером. Веер - один из наиболее популярных на Востоке предметов силы. Выполняя комплекс с веером, человек насыщается позитивной энергией, состоянием гармонии, спокойствия и умиротворения, наполняет свое тело здоровьем, молодостью и красотой. Китайцы считают, что первый веер принесла на землю великая богиня ветра. Она много путешествовала по планете и, улетая на небо, подарила людям свой
волшебный веер, чтобы любой человек в трудную минуту мог создать ветер и тем самым обратиться за помощью к богине.

Цигун - это искусство укрепления здоровья. Оно активно способствует предупреждению и лечению болезней, сохраняет и укрепляет здоровье, препятствует преждевременному старению и увеличивает продолжительность жизни. Существует три основных вида упражнений - спокойный, динамичный и динамично-спокойный цигун. Все они включают три аспекта тренировок: разума, дыхания и положений тела. Упражнения цигун усиливают поток внутренней жизненной энергии ци. Когда врожденная ци человека будет достаточной, он будет защищен от поражения внешними болезнетворными факторами. Старая пословица гласит: «Заболевание излечивается скорее выздоровлением, нежели лекарствами». Упражнения с мечом несколько напоминают динамичный цигун, усиливая его воздействие на организм человека с помощью меча. Меч - древнейший магический атрибут, укрепляющий волю человека, помогающий сконцентрировать энергию и способствующий, при правильном к нему отношении, усилению жизненных функций организма.

Праздник, который всегда с тобой

Шаолиньское кунфу - это, прежде всего, образ жизни, который включает в себя очень много составляющих. Это и питание, и привычки, и поведение человека в обществе, отношение к жизни и, конечно же, физические упражнения. Только все это вместе делает из адеп-" та настоящего мастера. Физические упражнения шаолиньского кунфу позволяют сделать тело гармоничным и сильным. Эти упражнения способствуют укреплению организма через постепенно увеличивающиеся нагрузки. Каждый найдет для себя в кунфу что-то свое. Путь к очищению собственного сознания и обретению мастерства кунфу - это путь абсолютной искренности и чистоты.

Он подразумевает чистоту намерений, уважение к окружающему миру, любовь к близким. Практики Шаолиньского монастыря несут в себе историческую традицию, где целью является физическое и духовно-нравственное совершенствование, достижение гармонии человека с собой и окружающим миром. Шаолиньское кунфу, как кристаллизация мудрости китайского народа, было предметом восхищения на протяжении тысячелетий и распространилось по всему Китаю. Сейчас его идеи вышли далеко за пределы страны. Сильным толчком для развития кунфу стала необходимость монахов жить в лесу среди диких животных. Как стать незаметным, как нанести упреждающий удар, как выполнить сложный прыжок? Этому монахи учились, изучая повадки диких животных, их умения и теперь это источник обогащения и развития шаолиньского кунфу. Практикуя кунфу, шаолиньские монахи имитируют повадки разных животных: проворность обезьяны, прыгучесть тигра, стремительность прыжка богомола. Монахи пытались отметить те или иные преимущества ловкости животных. Например, 18 умений Руки Архат - наиболее старого стиля кунфу, шаблоны движений которого включили уникальные позы: «купание ласточки», «белый журавль, раскрывающий крылья», «олень, вручающий цветок», «серебряная змея, высовывающая язык»...

Конечно, каждый выбирает практику, отвечающую его внутренней потребности. Взрослые люди предпочитают плавные практики - цигун, тай-чжи чуань. Молодежи больше нравятся динамичные упражнения - кунфу, упражнения с мечом. Чтобы выбрать подходящую практику, нужно ознакомиться с разными. В любом случае, высокая нравственность идей Шаолиньского монастыря пойдет на пользу и взрослым, и детям.

Шаолинь - больше, чем точка на географической карте. Существует буддистская загадка: где находится монастырь Шаолинь? Ответ: там, где есть ты...