Russian

  English

Зимняя поездка в Шаолиньский монастырь. 2014 год.

Время летит со скоростью света,
Света тех звезд, что окружают планету,
Ветер пришел, мне рассказать:
Что жизнь на месте не хочет стоять…


Пролог

… Документы: паспорта и страховки, две моих сумки, телефон, кошелек, ключи от дома… Все взял.

Посидев на дорожку с родителями, я вылетаю из дома.

Утро 21 февраля 2014 года. Прекрасное утро, совпавшее с рейсом Москва-Пекин, и положившее начало нашему небольшому по времени, но огромному, по сути, путешествию.

 Так… Терминал F…  Здесь, мы встречаемся всей группой. А мне нужен Терминал D. Там встречу юного гостя из Украины. Небольшое путешествие по любимому аэропорту, заслужившего в моих глазах звание – Конца Дорог-Путей начало, и вот мы уже идем вдвоем обратно в Терминал F.

Собравшись группой, мы выдвигаемся дальше.  Смысла рассказывать о том, как мы проходили все контроли и проверки - я не вижу. Могу сказать только одно: за время этих контролей и проверок я почувствовал, что за мной Команда Единомышленников, девять человек объединенных одной целью.

 

Акт 1. Где мы?

Действие 1.

Итак, наша птица взлетела! В дальние дали! 4500 миль и семь с половиной часов полета впереди.

Время пролетело очень быстро. И вот голос капитана приветствует нас в Международном аэропорту Beijing-Capital. В Пекине вечер. На выходе из аэропорта нас встречает Борис. Скажу сразу, он китаец.

Пока мы едем по Пекину, я не могу не отметить масштабность этого большого города. На улице  практически ночь. И эту ночь мы проведем в отеле.
Утро началось с прекрасного китайского завтрака. Было приятно видеть улыбающиеся жующие русские лица. Не мог не улыбаться и я, как, пока, не умело, но настойчиво группа разбирается с конструктивом и правилами применения китайского аналога нашим вилкам - палочками.

22 февраля – день в Пекине.

Началось все с Нефритовой фабрики.

После короткой экскурсии нас ожидает долгожданное свободное время для закупки понравившихся нефритовых шедевров.

Нефрит: белый, фиолетовый, светло-зеленый, темно-зеленый. А при взгляде на огромного орла и Терракотового Воина, целиком и полностью сделанного из нефрита… Дух захватывает.

Нефрит - национальный камень Китая. Как сказала молодая девушка экскурсовод: «В нефрите заключена вся суть Китая». Нефрит ценился больше, чем золото. Конфуций говорил: «Золото и серебро имеют цену, нефрит же – бесценен».

С пакетами и улыбками на лицах, мы выбегаем из фабрики - дальше нас ждет Великая Китайская Стена.

Действительно, монументально. Действительно, огромная. Действительно, красиво. Восхождение на самый верх… Море фотографий, смеха и радости от того, что наконец поднялись.

А на обратном пути зашли в магазинчик на Стене. Нас встретило двое взрослых китайцев громко, а практически все китайцы так говорят, разговаривающих и активно предлагающий нам свои товары. Тут и монеты, и вазы, и плакаты, и магниты, и портреты небезызвестного Мао Цзы Дуна. Остановились на магнитах. И побежали дальше.

По плану – ужин, который удался на славу. Внутри ресторана находился императорский трон, который мы не смогли оставить без внимания.Ну и без фотографий с нашим участием соответственно.

После ужина поехали на представление  знаменитых китайских акробатов. Высочайший уровень исполнения, и свойственная в каждой сценке китайцам наивность никого из нас не оставили равнодушными. Возникнет вопрос, о какой наивности идет речь? Но об этом чуть позже.

Ночь мы провели в поезде, путь которого лежал от Пекина до Чженчжоу. 

В Чженчжоу нас встретил мистер Вань Юмин. Человек, который отвечает за все связи с иностранцами в монастыре. Я бы назвал его Топ-Менеджер Шаолиня.
Тут же, у вокзала, садимся в автобус, и впереди пару часов вздремнуть, пока едем до Дэнфена. А от него уже к Загадочному Шаолиню…



Действие 2

Утро 24 февраля, расселение завершилось успешно. Впереди нас ожидают тренировки.

Все ребята в Ифу. Ифу - это традиционная китайская одежда, в данном случае, для занятий Кунфу.

В монастыре знакомимся с нашими Мастерами.  Первого зовут Ши Ян Фо, это не худой монах, но с очень добрым лицом, а второй, худой, серьезный, несколько (но как выяснилось, это только по началу) надменный Ши Ян Лэй.

Мы разделились на 2 группы. Первая (Я, Николай, Даниил, Наталья, Регина) будут заниматься кунфу, Ушу Шаолиньцюань ( Кулак Шаолиня) , а также много много физических нагрузок. В Ушу есть термин - Дзыбенгун. Перевести его можно как основа, база. Включает в себя наработку функциональной выносливости, развитие координации. В общем, это стало любимым нашим занятием на 2 недели. А вторая (Александр, Татьяна, Сергей, Светлана), будут практиковать Нейгун, внутреннюю работу, суставную гимнастику и дыхание. 

После первой тренировки, чувство восторга и легкой усталости…  Но это - только начало.  

Первая тренировка начиналась в 9-20. Вторая в 14-30. И так – 2 недели.
Заметил, что  к концу  первой недели происходит полное погружение в атмосферу монастыря. Состояние здесь и сейчас…Чувство новизны и легкости. К этому, тебя располагает все окружающее.

Идя по дороге от хостела до монастыря, нашему взору открывалась то туманная дымка, через которую не всегда четко различались величественные горы, и где то далеко, на высоте, статуя Бодхидхармы, или сокращенно Дамо. Там, наверху, находится и легендарная пещера. В это пещере он провел 9 лет в медитации. Мы туда обязательно поднимемся.

Иной раз, дымки и вовсе не было. И тогда взору открываются стремящиеся к небу крыши храмов, Величественные холмы Суньшанских гор. А воздух настолько чистый. Звенящий. А ветер… Ветер постоянно что-то шепчет, о чем-то говорит, стремится научить тебя, и показать что-то новое.

Окунувшись в новый, а скорее даже в иной мир, меняются и мысли. Настроение. Движения, походка. Все. Всегда очень интересно наблюдать за людьми. Каждый человек – это целая Вселенная. Как окружающая среда меняла каждого из нас? Объединенные одной целью, целью стать лучше, но в чем? Вот тут и проявлялась индивидуальность каждого. Но в таком месте, ты не можешь стать лучше только в чем то одном. Человек - система, начиная двигать одну шестеренку – запускаешь целый механизм. Став на 2 недели одним большим механизмом, мы привели в движение древнюю машину, и имя это машине - Шаолинь.

 

В одно прекрасное утро, собрались мы на молитву. Молитва проходит в Доме Трех Будд. На часах 5:10, на выходе из хостела собрались желающие сходить на молитву. Утро очень темное и тихое.  Все идут в тишине. Заходим на территорию монастыря, подходим к Дому, тихонько скрипнув дверью, заходим, встаем вдоль скамеек. Повернув голову, я вижу улыбающиеся и с любопытством смотрящие на нас золотые лица. Монахи встают со скамеек, и сзади меня я слышу удары в гонг. Время начинать.

Мягкий голос монаха нарушает воцарившуюся на мгновение между набатом тишину… И вслед за ним, начинают петь все присутствующие. Вдыхая запах благовоний, от сна уже и нет следа. В голове вереницей проносятся мириады мыслей. Ну и пусть бегут, течение реки не остановить, так почему не насладиться ее бурным потоком? Созерцание… Единственные источники света в Храме – это свечи. Наступает момент в молитве, когда мы ходим вокруг Будд. Вдоль стен - множество статуй различных Боддхисаттв, драконов… И создается впечатление, что все тебя окружающее – живое. Постепенно растворяешься в этой волшебной атмосфере. А ведь и много веков назад, монахи монастыря также ходили по кругу и пели Сутру Сердца…


Возможность прикоснуться, даже более того, стать частью, живой традиции, частички Души Монастыря – бесценна.

Прозвучали крайние строчки, и заключительные три поклона говорят о том, что утреннее ДзаоКэ (молитва) подошла к концу. Монахи тихо, только шурша рясами выходят их Храма. Пропустив их вперед, следом выходим и мы.

Светает. Все вокруг – темно-синего цвета. Мы идем за монахами  в столовую. Садимся. Перед принятием пищи - молитва. Немного попев, юные послушники ходят с ведрами и раздают еду. Сначала, белые булочки на пару. Потом, какая-то трава, стеклянная лапша и тофу, а на завершение – каша. Пища простая, но очень вкусная. Необычайно вкусная и сытная. Я уверен, что секрет не в кулинарном мастерстве. Секрет в молитве. В намерении. Не жить, чтобы есть, а есть, чтобы жить. Пища - дар, и отношение к ней, как к дару. Не желудок насытить, а дать сил телу и духу, для благостной работы на весь день грядущий. И обстановка монастыря к этому располагает.



Действие 3

27 февраля. В этот день, мы встретились с Настоятелем Монастыря Шаолинь - Преподобным Ши Юнсином.

Встреча проходила в его приемном зале. Что хочется отметить: настоятель искренне улыбался, и был рад нас видеть, это чувствовалось. Он сказал, что все очень выросли, и назвал монастырь нашим домом. Мы не в гостях, мы - дома. Внимательно смотрел на каждого, смотрел в глаза. Добавил, что настрой у группы очень позитивный.

В глазах этого человека – заботы о его монастыре и о Буддизме. На плечах его огромный груз ответственности. Редкая улыбка говорит гораздо больше, чем все слова. В улыбающемся лице открывается истинная суть этого человека.

О тренировках

Мышцы болят у всех нас. И что примечательно - очень быстро засыпаем. И сон такой крепкий.
Нашу группу стали обучать Тхаолу Цисин Чуэн. Тхаолу- это воображаемый поединок с несколькими нападающими.  А Цисин Чуэн: Цисин- 7 звезд, Чуэн- кулак. Этот комплекс считается визитной карточкой Шаолиня. Очень красивый.

Старшей группе дают Бадуа Цзинь и Сяо Пу Чэун. Бадуа Цзинь - переводится как «8 кусков парчи», это суставная и дыхательная гимнастика. А  Сяо Пу Чуэн – малые пушечные удары. Все ребята - большие молодцы. Они стоически выдерживают все нагрузки. А еще мне очень приятно наблюдать, с каким искренним интересом они смотрят на своих мастеров.

Иногда  ездим в Дэнфен - это небольшой городок примерно в 20 минутах пути на автобусе от монастыря. Там закупаемся фруктами, и не только. Различные сладости и прочие вкусные вредности не оставляют в покое наши взбудораженные разнообразными красивыми этикетками умы. А умы не оставляют в покое наши кошельки. И вот, с пакетами, мы мчимся обратно. Обратно в монастырь. Обратно Домой.

К разговору о погоде. Вообще, погода должна была быть солнечной и весенней. Да был плюс. Но иной раз плюс пять. И нам очень посчастливилось увидеть снег! При чем, не только увидеть, а еще и побегать под ним. Просыпаюсь днем, выглядываю в окно, а там - снег!
Прошло буквально пару дней, как вся группа втянулась в тренировки. Каждый день завершался чаепитием, в ходе которого мы узнавали много нового друг о друге. Пили чай китайский – Те Гуанинь, но пили его по-русски. А это значит, что стол ломился от различных сладостей и угощений.

В Дэнфене не переставало удивлять количество разнообразных небольших кафе. Это могла быть небольшого размера комната, с парой стульев и котлом где-нибудь в углу. На стене висело меню. А также, очень распространены трехколесные мотоциклы, у которых сзади своего рода мини-кухня. Там могли и лепешки жарить, и лапшу с куриными яйцами варить, и так еще много чего, что так и не успели попробовать.
К разговору о санитарных условиях. Все члену группы вернулись здоровыми и тоскующими по китайской кухне.

 


Акт 2. Что делать?

Действие 1

В Китае множество вещей, не понятных НЕкитайцу. Очень удивила вот такая картина. Дело было в Пекине. Стоят небоскребы, торговые центры, ярко пестрящие светящимися вывесками, по дороге едут  дорогие машины, а между ними, те самые трехколесные мотоциклы с кухней. И разыгрывается такая сцена. Бежит китаец - в пальто, в костюме. Говорит по iPhone , в другой руке у него кейс. Он подбегает к одному из мотоциклов, забирает лепешку и яйцо, запрыгивает в свой BMW и спешно выезжает на дорогу. Казалось бы, деловой человек, очевидно с хорошим достатком. Это все равно, что российский бизнесмен по пути на деловую встречу забежит и купит шаурму, или что-нибудь ей подобное. И этот пример – один из множества. Симбиоз различных уровней жизни, выражающийся даже банально в этом – одна из характерных черт Китая.

Время идет, и наступают долгожданные выходные. Вторая половина субботы и целое воскресенье! На воскресенье запланирована поездка в Лоян. Это провинция, находящаяся примерно в 1.5 часа от Шаолиня. Лоян славится своими пещерами с изваяниями Будды и различных Бодхисаттв внутри. Самый ранние изваяния датируются началом 5-го века… Место удивительной красоты. Река, по берегам которой, со сторон востока и запада, расположились горы. Через реку идут 2 моста. Называется это чудо природы –Мэнглун, то есть Врата Дракона. Нас сопровождал очень хороший молодой гид, по имени Кин.  Рассказывал по-английски. На доступном и очень простом.

Один из самых запоминающихся моментов в Лояне, это посещение 18-ти метровой статуи Будды… Все пространство, воздух, люди, Будды. Мы бегали по площади перед статуей с улыбками во все 32 зуба! Тут невозможно было не улыбаться.  Фотографировались с китайцами, и они просились сфотографироваться с нами.

А вообще, отношение к европейцам в Китае интересное. Можно идти по улице, и почувствовать на себе не только взгляды, возгласы, а еще направленную фотокамеру. Звездной болезнью мы переболели в первые несколько дней, а в Лояне уже со спокойными улыбками фотографировались с китайцами.

После Лояна мы отправились в один из самых древних Даосских Храмов.  Тоже необычное место. Сама архитектура и ландшафт парков рассказывают нам о сути Даосизма. Не буду углубляться в разговоры о Дао…Только скажу, что Дао – это ровная дорога вперед, посередине бескрайнего парка, обрамленная древними деревьями и с легким ветром, который всегда новый и всегда идет на встречу тебе.

Также было очень приятно увидеть Даоса монаха, с которым мы виделись 2 года назад. Вспомнили друг друга, и в глазах его я увидел то, о чем я думал на тот момент. Как быстро идет время.

Своего рода экватор нашего путешествия прошел очень душевно и хорошо. Все приехали домой усталые и довольные.

(2 года назад)(сейчас)

 

Действие 2

Когда тренировки каждый день, и к тому же, легче не становятся, ты либо сдаешься, либо еле встаешь с кровати и идешь снова в зал. Можно ныть, можно лениться при любой возможности. Суть в том, что все это - часть поездки. Часть этого путешествия.

Одно дело ездить туристом и лежать к верху животом… Но это не то место. Монастырь – это обитель Духа и места где над ним работают. Чтобы посмотреть на Шаолинь просто как на достопримечательность, хватит и одного дня. Чтобы понять и почувствовать, нужно время. У нас было это время. Правда очень мало, но было.
Боль - это есть ни что иное, как наше живое представление об этой самой боли.
А теперь, отойдем немного от тренировок, и, наверное, пришла пора поговорить на тему, которая пронизывает каждый закуток жизни как современного, так и прошлого, и, должно быть, будущего Китая.

 
Что же такое Буддизм?



Первое, что бросается в глаза при входе в Храм Трех Будд – это огромные статуи Будд.  Их там – 4. На помосте, на лотосах сидят трое – Будда Прошлого, Будда Настоящего и Будда Грядущего. Перед ними сидит чуть поменьше размером - Будда. Единовременность трех времен соединяется в одном.

Но у Трех Будд есть и другие имена. Будда Медицины, Будда Шакьямуни и Амито Будда. Итак, мы добрались до самого вкусного, осталось только разобраться в терминах.
Какова картина мира в Буддизме? Жизнь – страдания. Каждый момент нашей жизни - это страдание. Мы делаем выбор. Постоянно. Каждую секунду. 

Например, утром. Вставать с кровати, или нет? Просто вспомните свое состояние, когда пищит будильник, и на часах рань несусветная. Наглядный пример страдания. Такова суть Настоящего. Суть Будды Шакьямуни. Момент настоящего – страдания.

И тут же следующий вопрос. Проходит какое-то время. Вспоминаете ли вы о страданиях утренней борьбы с желанием остаться кровати? Навряд ли. Итак, наше моментное страдание уже стало прошлым.  Возьму следующий пример. Появление новых задач на горизонте сулит нам, как уже выяснили, страдания. Решая эти задачи, мы избавляемся от сложностей, пришедших с ними. Задачи становятся прошлым и уходят в нашу копилку под названием «Жизненный опыт».

А теперь,  давайте сравним это с болезнью. Болея - страдаешь, исцеляясь – получаешь иммунитет и радость. Вот и суть Будды Медицины, или Будды Прошлого. Исцеление, выздоровление. Настоящее прошло, подарив бесценный опыт, иными словами, излечив нас от страданий настоящего, и сделав нас более готовыми к грядущему. Знакомьтесь, Будда Медицины.

А теперь, вот он. Одна нога его спущена с лотоса и стопа касается земли, приветливая полуулыбка и добрый взгляд полузакрытых глаз. Встречаясь взглядом с Ним, вдыхая запах благовоний, окруженным ранним темно-синим утром и пением монахов, мы видим в его лице умиротворение, спокойствие, надежду. Очень рады знакомству, уважаемый Амито Будда.
Амито Будда, или Будда Грядущего, наверное, самый почитаемый и любимый из всех. Стопа, касающаяся земли, означает то, что будущее еще не определено, оно одной ногой на земле, и в нашей воле творить его.

Тут, я думаю, будет уместен пример со спортзалом. Находясь в процессе тренировки, безусловно, испытываешь страдания. По завершении тренировки, в голову идут мысли о том, как хорошо, что тренировка закончилась. Удовлетворение и спокойствие.  А на следующей тренировке… я буду еще сильнее. Выносливее. Быстрее. Сегодня я стал лучше, а в будущем я буду еще лучше. Таков Амито Будда. Каким бы ни было настоящее, надежда на будущее всегда жива и прекрасна.

Интересно, что попав в эту атмосферу, через некоторое время становишься сам на какую-то часть буддистом. Как говорится, бытие определяет сознание. Не могу сказать, что полностью согласен с этим высказыванием, потому что и сознанием определяет бытие. И если покопаться, то каждый из нас, сам выбрал эту поездку. Получается, сознание определило бытие на 2 недели. Как-то так.


Пришло время вернуться к тренировкам. Сейчас, уже будучи подкованными знаниями о буддизме, взглянем на каждодневный титанический труд с точки зрения, уже ставших нам добрыми друзьями, Будд. Интересно поменялась картина? Вот и  у нас также было.
Суеты нет. Нет больших планов, с расписанием по минутам на всю неделю вперед. Просто каждый день выдаешь максимум, на который способен. И живя с этим пониманием, становишься обладателем сногсшибательной благостной полуулыбки. Как у Будды. Секрет прост.


Акт 3. Что делать дальше?

Действие 1

Окунувшись в иной мир, глупо было бы возвращаться в свое старое бытие. Скажу по личному опыту, что после каждой поездки в Шаолинь, в моей жизни что-то меняется. Находишь внутри себя что-то новое, в окружающем мире, да и мировоззрение становится чуточку другим. Чуть больше китайским, чуть более спокойным и менее торопливым.  Возвращаясь в Москву после поездки с глазами сонного кота, смотришь на бегущих куда-то людей. В голове мелькают мысли: «А где вывески на китайском? Где трехколесные кухни? Да и где сами китайцы? Почему эти люди так торопятся?»

Тренировки уже не кажутся такими тяжелыми. Да и вообще, сами понятия: усталость, тяжесть и иже с ними меняют свое значение на легкость, бодрость, сила, энергия. Характерное для Москвы мудрствование перед сном ушло в небытие. А улыбаться не так уже сложно.
В Пекине, в день отъезда из Китая, мы с ребятами зашли в большой супермаркет. Ходя по торговым рядам, мы поедали глазами красивые упаковки и не упускали возможности дегустировать разнообразные печенья, что предлагали нам скромные работницы-китаянки.

Проходя мимо каких-то рядом, откуда-то из служебных помещений вышло двое китайцев. Они везли какую-то тележку с выпечкой. И начали, во все горло, рекламировать свою продукцию. Немного оторопев от подобного, я, широко улыбаясь, не удержался, и начал, подражая им, громко голосить. Мое сумасшествие подхватили русские ребята. И самое прекрасное тут, что китайцы поняли нас. Они поняли, КАК мы слышим их речь. В общем, оценили пародию. И вот уже, дружно смеясь и широко улыбаясь, мы чинно и громко гогоча направились дальше по магазину. Кто-то – нас снимал на телефон, кто-то показывал большой палец, а кто-то – аплодировал. Но важное то, что искренне улыбались все. И проблемы под названием «лингвистический барьер» - не было.



Действие 2

Немного о китайцах. Что есть у китайского народа, так это какая то немного детская непосредственность и наивность во взгляде. Не у всех, конечно. Но у большинства, что мы видели. И это проявляется в их желании сфотографировать нас, и сфотографироваться с нами. Мне вспоминается случай, как одна молодая мама вручила мне свое маленькой чадо в руки, с счастливой улыбкой сфотографировала меня, забрала дите, и убежала, громко крича : «СЕСЬЕ!!!», то есть «Спасибо!». 
Юные китаянки смущенно опускают глаза в пол, сводят вместе руки, краснеют и улыбаются, стоит только к ним обратиться.
Некая… Трогательность. Наверное, это наиболее подходящее слово. Именно трогательность.
Возможно, секрет этой чистоты кроется в религии, а скорее всего, в традициях воспитания. Отличительная черта азиатов - это способность проносить через века традиции и устои.
Что еще хочется заметить, так это то, как стареют китайцы. Есть китайцы молодые, а есть китайцы, старые. Да, есть прослойка среднего возраста, но она не такая большая. Словно, их старение и превращение в пожилых китайцев проходит в очень короткие сроки. И особенно это заметно по монахам. Им либо 20, либо за 50.



Действие 3

В один из дней, мы поднялись на гору Дамо. Подъем, примерно, в 1500 ступеней, но выдержали все. По пути нам встретился монах, который сидел у тропинки и медитировал. Мы с ним еще не прощаемся. Дальше несколько магазинов, в том числе, небольшая лавка, в которой заправляет бабушка-монахиня. Сделали небольшую паузу, что-то купили, и пошли дальше.

Путники вознаграждены! Нашему взгляду открывается Пещера! Та самая пещера, в которой Бодхидхарма 9 лет сидел в медитации. Каждый из нас, по очереди, заходит в Пещеру. Там сидит бабушка-монахиня, и поет мантры. Рядом со статуей Дамо, есть маленькая скамеечка. Там можно сесть помедитировать.

 

Поставив палочки, поклонившись Дамо, сажусь на скамеечку. И слышу, как кто-то заходит в пещеру, шурша одеждой. Открываю глаза, и, о чудо! Тот самый дедушка, который медитировал у тропинки. Он на удивление быстро поднялся! Мы же шли… Скажу коротко – долго.

После Пещеры, поднимаемся выше. В этот день, практически не было тумана. Увидели всю красоты долины, всю красоту Суньшаня.

Мы надолго там засели. Молчали. Слушали. Смотрели. Дышали. Какой вкусный воздух, как красиво небо, а ветер шепчет каждому что-то свое. Но, скажу вам честно, это многого стоит - вот так вот, услышать , о ком и о чем говорит нам ветер…


Заключение

Всегда печалит мгновение прощания. Мастера также привязались к нам, как и мы к ним. Ян Фо и Ян Лэй растерянно улыбались. Тут не нужны были слова. Все были друг другу благодарны.
Уезжая из места, ставшего нам домом, каждый думал о чем то своем. Нашли что искали? Достигли, к чему стремились?

В любому случае уезжали мы уже другими. И это хорошо. Что будет дальше? Новые поездки, новые горизонты, новые цели.


Увидев себя истинного, понимаешь - нет ничего невозможного. 2 недели, открывшие мир по новому. 2 недели, изменившие каждого. 2 недели, в которые хочется вернуться.

Нет границ - нет пределов.  Так что, в Путь! АМИТОФО!